Три еврейских брата

April 5, 2012

Непонятно, что писать про Израиль. Что ни напишешь, мама назовёт антисемитом. Поэтому напишу о том, как там у меня появились три новых троюродных брата.

У какого еврея в Израиле не водится трёх-четырёх миллионов родственников? Узнав, что мы успешно пересекли Иорданско-Израильскую границу, родители прислали письмо, густо усыпанное цифрами телефонов из Тель-Авива, Иерусалима и даже Палестины… пардон, Иудеи и Самарии. Вот из этих цифр и материализовались мои три брата.

Если менее пафосно, то там ещё были мамы и папы, бабушки, сестры, жёны и дети моих новых кузенов, салат оливье, семейные байки, но по старой библейской традиции, мы считаем только взрослых, обрезанных мужиков; остальные же – молча жрут салат оливье.

Итак: первый брат оказался достойнейшим представителем русской общины – он отдал священный долг родине и теперь трудится на гражданке. В вечернее время, он пишет диссертацию на предмет обнаружения ДНК преступника в любом сложнозапутанном куске говна. С увлечением рассказывал как здорово это облегчит его основную работу – а работает он в полиции. Он считает, что вор должен сидеть в тюрьме, голосует за Либермана и не любит чёрные лапсердаки. Я, хоть и работал по другую сторону баррикад (адвокат защиты, а не то, что вы подумали), был с ним согласен практически во всём: я тоже не люблю ультра-ортодоксов, считаю, что Либерман должен сидеть в тюрьме, и голосую за воров, потому что больше не за кого.

Где-то в Израиле

Второму брату наплевать на Либермана, воров и ортодоксов, лишь бы те не мешали ему делать деньги. Он не помнит себя вне Израиля, еле говорит по-русски и не понимает еврейский фетиш об обязательном образовании – если оно не помогает человеку стать богатым. Сразу после армии, он открыл пекарню, вставал рано, ложился поздно, а теперь всё равно ложится поздно, но встаёт уже когда хочет. Он хочет быть богатым, чтобы быть свободным. Недавно, он открыл ещё и пиццерию. Он подарил мне майку с её логотипом и теперь я рекламирую его пиццу по всей Европе. Я и с ним согласен практически во всём – нахрена такое образование, от которого ты пашешь 60 часов в неделю? Лучше кормить Тель-Авив вкусной пиццей и булочками.

В детстве второго и третьего братьев родители сплавляли в еврейский религиозный лагерь, где они учились иудейским духовным ценностям. Второй брат учился потому что выученный урок поощряли материально, а третий – просто потому что учить Тору для еврея является самым богоугодным делом и великим счастьем. Третий брат вырос, отрастил бороду и пейсы и отправился в армию, где отдавал долг родине попеременно ружьем и молитвенником. Он верит, что молитвы защищают Израиль вернее чем самая высокая из стен. Он живёт в Иерусалиме и продолжает учить Тору. Он сделал маме и папе приятно и закончил курсы программистов, но зарабатывает на жизнь, проводя обряд посвящения еврейских отроков в мужчины у Стены Плача. Еврей должен следовать своему призванию, своей сущности и своему сердцу, говорит он – и я с ним полностью согласен, хоть мы бы наверное разошлись во мнениях о конкретно моих еврейских ценностях, призвании и сущности.

Мои трое троюродных братьев это и есть Израиль – еврейский, русский, талантливый, духовный, практичный, разноликий. Есть у меня и ещё один кузен, с которым я не успел познакомиться. Он поселенец, живущий за колючей проволокой где-то в Иудее и Самарии… пардон, в Палестине. Наши дороги не сошлись и вряд-ли когда-нибудь сойдутся. Надеюсь, его Израиль так и останется за колючей проволокой где-то на Западном Берегу (можно ещё отправить туда Либермана и чёрные лапсердаки – собственно говоря, они этого и добиваются), а я ещё много лет буду навещать своих братьев – в их Израиле. Ведь уже очень скоро мне нужно будет ехать получать свою долю от рекламы пиццы.

Сорри, мама!

Leave a Reply